ЛОТ

Литературное общество «Тьма». Cуществует с 2005 года.

A PHP Error was encountered

Severity: Warning

Message: file_get_contents(http://www.horror-web.net/uploads/php/ads_hw_big.php): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 404 Not Found

Filename: main/main.php

Line Number: 20

«Чёртова дюжина» – конкурс для всех желающих. Интервью с организатором конкурса «Чёртова дюжина» Романом Давыдовым

 «Чёртова дюжина» – конкурс для всех желающих. Интервью с организатором конкурса «Чёртова дюжина» Романом Давыдовым

Виктор: Здравствуйте, Роман.

Роман: Здравствуйте, Виктор!

Виктор: Вы являетесь журналистом и сотрудником «Даркера», а также бессменным организатором конкурса «Чёртова дюжина». Именно на ваших плечах вот уже много лет лежит эта почётная и ответственная обязанность.

Роман: Да, я бы сам так и сказал.

Виктор: Давайте сегодня поговорим о том, какую роль играет конкурс ЧД в развитии русского хоррора, как на него попасть и, конечно, - выиграть.

Роман: С удовольствием! «Чёртова дюжина» играет значимую роль как в развитии, так и в популяризации отечественного хоррора. С этим, думаю, спорить никто не будет. Массовость, популярность, уровень – всё говорит за то, что ЧД занимает важное место среди проектов, посвящённых русской литературе ужасов и мистики. К тому же, конкурс уже сотрудничает и всегда открыт для сотрудничества с другими платформами. То есть, ЧД не противопоставляет себя кому-то или чему-то, а ставит своей целью работать на благо общего дела.

Попасть на ЧД очень просто. «Чёртова дюжина» – конкурс, открытый для всех желающих. Нужно лишь изучить пункт правил «Порядок подачи работ» и, следуя ему, отправить свой рассказ (или рассказы) по нужному адресу. От потенциальных участников не требуется регистраций на каких бы то ни было ресурсах и, тем более, обязательных взносов в призовой фонд.

Вот выиграть – гораздо сложнее. Конкурс, как я уже сказал, массовый и уровневый. Например, в прошлом году приняло участие 115 авторов. Согласитесь, обойти столько людей – уже нелёгкая задача. А теперь прибавляем к этому опытных публикующихся авторов, которые частенько заглядывают «на огонёк». В общем, чтобы выиграть, придётся неслабо потрудиться

Виктор: Каков примерно процент публикующих авторов, принимающих участие в «Чёртовой дюжине»?

Роман: Около десяти–пятнадцати процентов. А по ходу конкурса и по мере выбывания рассказов, процент публикующихся авторов ожидаемо возрастает. К финалу же получается примерно так, что на восемь публикующихся приходится два новичка.

Виктор: И каковы шансы новичков? Что показывает опыт?

Роман: Как правило, выигрывают публикующиеся авторы. Новичок победил в конкурсе лишь один раз, но он к тому времени уже прошёл отбор в ССК, поэтому называть его новичком можно было только с оговорками.

Виктор: Роман, прежде всего, объясните смысл названия конкурса. Как оно появилось, кто его придумал, сразу ли прижилось?

Роман: Название – отсылка к одному из первых конкурсов, зародившихся в недрах отечественного хоррор-сообщества. Придумал сделать такую отсылку тот, кто придумал и саму «Чёртову дюжину» – Александр Подольский. А затем он же придумал, чтобы оправдать название, привязать всё к числу 13: 13 судей финала, 13 рассказов-финалистов… даже конкурс стараемся начинать 13-го числа.

Прижилось название сразу же. Скорее всего, как раз потому, что оно взято не просто для красоты, но отражает суть и дух конкурса.

Виктор: Кто оказывается в судьях конкурса? Как подбирается? Часто ли меняется состав судей и, если да, то почему?

Роман: В судьях у нас писатели, журналисты, деятели хоррора. Подбираются, так сказать, по заслугам. Приглашаем людей, имеющих определённый авторитет. Меняется состав довольно часто. Причины этого самые разные, но, чаще всего, замены происходят, когда судьи предыдущих заходов сами отказываются, например, из-за нехватки времени. Есть у нас группа постоянных судей, которых зовём в жюри в первую очередь. Но и сами мы при этом стараемся вносить разнообразие в состав судей, делая некоторые перетасовки.

Виктор: Как вы думаете, почему такое огромное количество людей присылают на ЧД свои рассказы? Что их привлекает именно в данном конкурсе?

Роман: Судя по отзывам: атмосфера и хорошая организация.

Насчёт атмосферы, если честно, сам ничего сказать не могу, но в комментариях не раз встречал высказывания о некой «магии ЧД», которая заманивает и не отпускает. Я ведь сам не писатель, поэтому у меня не было нужды следить за другими литературными конкурсами. Следовательно, не могу сказать, есть ли у ЧД какая-то своя неповторимая атмосфера. Приходится верить на слово участникам конкурса.

Что касается организации, то тут стараемся как можем. На самом деле всё просто, нужно лишь следовать обозначенным срокам, всё четко систематизировать, выработать алгоритмы, чтобы работа шла быстро. На практике это всё, конечно, совсем не просто, но со временем приспосабливаешься и находишь эргономичные схемы, которые помогают облегчить организацию конкурса.

Виктор: Что для вас, как для организатора, самое трудное в конкурсе?

Роман: Принимать рассказы. Скучно, нудно, при этом объём работы очень большой.

Приём рассказов – процесс многоступенчатый, утомительный и абсолютно не увлекательный. Нужно проверить присланный рассказ на «засвет», затем оформить, чтобы привести все конкурсные работы к единому виду, потом внести автора и его рассказы в протокол. В прошлом году на конкурс было принято 170 работ, ещё порядка 30 было по разным причинам отсеяно. Вот и получается, что за месяц приёма я обработал около 200 текстов.

Кстати говоря, раньше много сил отнимало ещё и распределение присланных рассказов по группам. Но в прошлом году удалось разрешить эту проблему. Надеюсь, с приёмом работ тоже удастся что-нибудь сделать такое, чтобы он был хотя бы не таким утомительным.

Виктор: проводится ли предварительный отсев произведений, присланных на конкурс, или соответствие жанру и тематике остаётся целиком на совести авторов?

Роман: Премодерации на ЧД нет. Только участники на самосудных этапах решают, соответствует ли тот или иной текст жанру и тематике. Всё это, к слову, прописано в правилах. И, так вышло, этот пункт один из самых скандальных и неоднозначных. Раньше в правилах ещё было указано, что у конкурса нет темы, но есть миссия – напугать читателей. Это породило много отзывов в духе «мне было нестрашно» с последующим «бракованием» рассказа. Решили убрать этот пункт – стало только хуже. Теперь в ход пошла практически мантра: «Это не конкурс хоррора». Хотя, ЧД изначально как раз задумывалась, как конкурс хоррора и близких к нему жанров. В общем, тут есть над чем подумать.

Виктор: Роман, однако вы сказали, что отсеяли 30 работ из 200 присланных. Значит, предварительный отбор всё-таки проводится?

Роман: Да, но этот отсев происходит из-за чисто технических несоответствий рассказов конкурсу, когда авторы совершают ошибки при подаче работ.

Виктор: Ага! И какие же ошибки год за годом совершают авторы, присылая свои рассказы на конкурс?

Роман: Перебор или недобор по знакам, «засвеченные» тексты, неправильное оформление письма.

Некоторые авторы не замечают, что есть ограничение по знакам, другие – забывают проверить объём своего рассказа. Но особняком тут стоят те, кто считает свой перебор или недобор некритичным и уверены, что им должны его простить. Не помню, добавил ли я уже в правила (если не добавил, то обязательно добавлю) пояснение, что перебор или недобор даже в один знак является нарушением правил и основанием для того, чтобы не принимать рассказ на конкурс.

Причина появления на конкурсной почте среди заявок «засвченных» текстов, как правило, одна – автор не удосужился прочитать правила. Довольно часто встречается ситуация, когда автор присылает капитально переписанный рассказ, но отдельные его куски всё равно легко находятся в Интернете. Часто такие авторы искренне не понимают, почему им говорят про нарушение правил – они же переписали рассказ! – но дело в том, что этот пункт введён не только и не столько потому, что нам нужны новые тексты, а для того, чтобы не был нарушен принцип анонимности. А о какой анонимности может идти речь, если конкурсный рассказ, пусть и основательно переработанный, лежит где-то в Интернете с указанием авторства?

Правило об обязательной части, которое должно содержать каждое письмо с заявкой, сравнительно новое. Возможно, многие участники не понимают, зачем это нужно. А ответ прост, и он возвращает нас к разговору об алгоритмах и эргономике. В обязательную часть письма включена вся информация, к которой мне необходим быстрый доступ во время приёма работ. И если я буду искать эту информацию своими силами – потрачу кучу времени.

Виктор: Как, по-вашему, какую роль играет ЧД в развитии русского хоррора на данном этапе?

Роман: Как я уже сказал, роль ЧД значительная. Каждый новый заход открывает новых авторов, расширяет ряды хоррор райтеров. Многие авторы, на которых сегодня в нашем хоррор-сообществе возлагают огромные надежды, пришли к хоррору именно через ЧД. Вот вам и популяризация, и развитие жанра.

В позапрошлом году началось прямое сотрудничество «Чёртовой дюжины» и «Самой страшной книги». По условиям, пять лучших рассказов захода рассматриваются руководителями ССК на включение в антологию-ежегодник вне конкурса. На деле же, если рассказ соответствует определённой теме, то руководителями ССК может быть предложено включение в одну из тематических антологий серии. А учитывая тот факт, что пресловутые руководители сидят в жюри ЧД, то в тематическую антологию есть теоретический шанс попасть у любого рассказа-финалиста. Стоит ли говорить, что такой подход явно усилит главные хоррор-антологии страны?

Виктор: Ожидаются ли нововведения в ЧД в следующем году? Какие вообще у конкурса перспективы? Что бы вы назвали для ЧД «новым уровнем»?

Роман: Нововведения планируются, и касаются они, в основном, правил конкурса. В принципе, это происходит каждый год. Так же, есть идея ввести раздел F.A.Q., надеюсь, он поможет сократить количество нарушений. Сделаем всё возможное, чтобы вернуть на конкурс Тёмных судей. Тёмные судьи – это специальные люди, которые не участвуют в конкурсе, но на самосудных этапах голосуют наравне с участниками и пишут отзыв на каждый прочитанный рассказ. Вводили их с целью, как говорят некоторые участники, «разбавить самосуд», сделать его более объективным. В идеале, хотелось бы найти по два Тёмных судьи на каждую группу, но где ж их столько взять?..

Перспективы конкурса напрямую зависят от перспектив жанра в целом. Конкурс-то можно будет проводить хоть каждый год, хоть каждый месяц. Но кому он, конкурс, будет нужен, если по его итогам нет возможности куда-либо «пристроить» рассказ? То будет не литературный конкурс, а писательская забава, которая быстро надоест.

Поэтому и на «новый уровень» ЧД выйдет только вместе с русским хоррором. Жанр, конечно, сделал огромный шаг вперёд, а то и не один, за последние годы, но общая ситуация пока ещё далеко не такая, какой хотелось бы видеть её всем поклонникам. Что и говорить, если руководители ССК, самого успешного отечественного хоррор-проекта, после выхода каждой антологии «держат кулаки» и опасаются того, что в этот раз успех не придёт и проекту закроют дорогу.

Сейчас ЧД активно сотрудничает, понятное дело, с журналом DARKER, с альманахом RedRum, с ССК. То есть, практически со всеми передовыми площадками отечественного хоррора. Но этого недостаточно, мы ждём новых проектов, руководители которых будут следить за конкурсом, вылавливая «жемчужины» среди конкурсных рассказов, а у авторов появится возможность выбирать более выгодные условия. Называйте меня фантазёром или как-нибудь пообиднее, но мне светлое будущее конкурса видится именно таким.

Виктор: Роман, расскажите, в чём заключается сотрудничество с вышеупомянутыми площадками русского хоррора.

Роман: Конкурс проходит на площадке журнала DARKER, так что тут не просто сотрудничество, тут, можно сказать, что ЧД и DARKER – одно целое. Ну а нынешний главный редактор журнала Артём Агеев является постоянным членом жюри. И да, рассказ-победитель публикуется в DARKER.

Что касается альманаха RedRum, то тут, опять же, главный редактор Мария Артемьева - постоянный член жюри. Также, члены редакции альманаха следят за конкурсом, вылавливая рассказы для публикации.

Ещё стоит выделить долгое и продуктивное сотрудничество ЧД с клубом любителей страшного кино «Клуб-Крик». Писатель и один из руководителей клуба Дмитрий Витер у нас также занимает место в составе жюри. К тому же, «Клуб-Крик» имеет свою официальную номинацию на конкурсе и каждый год выбирает победителя по своей версии и вручает призы своему чемпиону.

Виктор: Удачи вам в вашей нелёгкой работе и, конечно, «Чёртовой дюжине».

Роман: Спасибо! Надеюсь, это интервью будет полезным для всех потенциальных участников конкурса.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!

     

  

(обязательно)