ЛОТ

Литературное общество «Тьма». Cуществует с 2005 года.
ГОЛЕМ

«Самая страшная книга: «УЖАСНЫЕ» перспективы». Интервью с М.С. Парфёновым

«Самая страшная книга: «УЖАСНЫЕ» перспективы». Интервью с М.С. Парфёновым
, , , , ,

Виктор: Здравствуйте, Михаил!

М.С.: И я вас приветствую.

Виктор: Этот год обещает стать для серии «Самая страшная книга» особенным. Помимо очередной «ССК-2018», продолжения линейки «13» - на это раз «13 монстров» - и запланированного выхода первого романа (Виктор Глебов «Фаталист»), вышел ваш авторский сборник – «Зона ужаса». Книга уже в продаже и многими приобретена, поступили и отзывы от разных читателей, в том числе ваших коллег по писательскому цеху. Прокомментируйте отзывы, оцените, как вам кажется, насколько тепло принята «Зона ужасов» аудиторией.

М.С.: Пока рано судить об успехе или провале книги, но вроде бы, тьфу-тьфу-тьфу, читатели встретили ее довольно тепло. Пожалуй, я не ждал такой хорошей реакции. С другой стороны, может быть весь негатив еще впереди. На данный момент разошлась по магазинам добрая половина тиража, а какие-то итоги и оценки рискну дать недели через 2-3, не раньше.

Виктор: Михаил, чей авторский сборник будет следующим? Когда нам его ориентировочно ожидать?

М.С.: По срокам все зависит от продаж «Зоны ужаса». Если продажи будут хорошие — будет следующий сборник. Чем быстрее книга разойдется — тем быстрее выйдет следующая. Вообще принцип простой: если книга продается — можно продолжать. «13 маньяков» продались — занялись «13 ведьмами», те продались очень хорошо, и я сразу приступил к работе над «13 монстрами» и «13 привидениями». «Зоной ужаса» занялись после того, как стало ясно, что «Запах» продается. Сборник Дмитрия Тихонова «Чертовы пальцы» у нас уже давно готов и ждет своего часа. Его, соответственно, будем запускать, когда и если продастся «Зона ужаса».

Виктор: Почему именно этот автор? Много ли в сборнике будет новых рассказов?

М.С.: Там повесть «Чертовы пальцы» и подборка прекрасных рассказов одного из наиболее талантливых авторов той плеяды, что я называю «темной волной». Сборник готов, хотя у Дмитрия Тихонова было много времени, он успел внести изменения в состав и, может быть, еще внесет. Основное там — новая повесть, «Чертовы пальцы». Плюс — новые и лучшие из рассказов Тихонова. Читатели ССК-серии хорошо знакомы с его творчеством, он, например, трижды подряд проходил сложнейшие отборы в наши ежегодники, а в четвертый раз не попал, видимо, просто потому, что не участвовал в отборе.

Виктор: Вы принимали участие в формировании «Чертовых пальцев»?

М.С.: Нет, не принимал. По «Запаху» я взялся за составление потому, что сам автор уже, к сожалению, не мог этого сделать. Слава богу, с «Чертовыми пальцами» ситуация иная. Уровень писателя Дмитрия Тихонова нам всем прекрасно известен. Это высокий уровень. С текстами, включенными в сборник, я, естественно, знаком. У меня нет никаких нареканий, и я уверен, что это будет крепкая, хорошая книга.

Виктор: Что означает название «Чертовы пальцы»?

М.С.: Название «Чертовы пальцы» мне нравится. В нем есть интрига: что это за пальцы, почему «чертовы»? Множественное число как бы подчеркивает, что это именно сборник. Можно сказать, что книга — это «рука» автора, а тексты, в нее вошедшие — те самые «пальцы». И, наконец, самое крупное произведение в сборнике — одноименная повесть, так что логично было использовать именно это название.

Конечно, название должно каким-то образом характеризовать книгу, автора. В этом смысле «Чертовы пальцы» тоже хорошо подходит. Тихонов многим известен как автор классных историко-хоррорных или фэнтезийно-хоррорных вещей. Такие рассказы, как «Гарь», «Трапеза», «Беспросветные», «Ряженый» — это просто образец того, каким должен быть хоррор, основанный на, условно говоря, фэнтезийном либо историческом материале. В названии «Чертовы пальцы» есть что-то, как мне кажется, исконно-русское, народное. Черт — это персонаж славянский по своей природе. Это не европейский диавол, это наш, родной черт, что обитает в одном мире в водяными, лешими — в нашем с вами мире, в прошлом нашей страны. Такое название подчеркивает особость творчества Дмитрия Тихонова, где славянская мифология занимает почетное место. В отличие, например, от меня — я практически не пишу на нашем фольклорном материале, я в своей прозе больше «западник», чем «славянофил». И в отличие от Владислава Женевского, который был, если угодно, «классицист». Мне кажется, важно, что в ССК-серии будут выходить не похожие друг на друга книги, а книги разные: Женевский — это одна грань русского хоррора, Тихонов — другая. Ну и я — какая-то третья.

Виктор: Сколько примерно авторских сборников в год вы планируете издавать?

М.С.: На данный момент получается издавать по одному такому сборнику. Но, слушайте, «Зона ужаса» всего лишь вторая книга в этой линейке! И пока что мы всякий раз сами не знаем, быть или не быть следующей. Так что ни о каких конкретных планах речи пока не идет. В идеале же, наверное, я бы хотел выпускать в ССК-серии не менее восьми томов за год, где 2-3 тома были бы антологии, еще 2-3 — авторские сборники, а остальное — романы.

Виктор: Кстати о романах. Это событие давно ожидаемо поклонниками российского хоррора. И вот, наконец, появится первый роман «Самой страшной книги». Почему именно «Фаталист»? Как велись поиски первого романа, который должен был открыть данную линейку? Много ли романов было рассмотрено до «Фаталиста»? Каково главное, на ваш взгляд, достоинство этого произведения?

М.С.: Знаете, занимаясь ССК-серией, я вижу себя этаким литературным продюсером. Не литагентом, а именно продюсером, как в кино или на телевидении. В кино продюсер не пишет сценариев, не режиссирует, но, насколько я понимаю (а я немного общался с людьми из этой сферы — например, с создателями фильма «Невеста»), помогает и сценаристам, и режиссерам. Кинопродюсер не так часто финансирует производство фильма из собственного кармана (хотя и так бывает), у него несколько иные функции. Вот и я — не издаю книги за свой счет (хотя иногда что-то вкладываю), не являюсь штатным сотрудником издательства. Но я «веду» серию ССК подобно тому, как продюсер ведет некий франчайз. Определяю общее направление, выступаю составителем антологий, что-то подсказываю иногда авторам (по крайней мере тем из них, кто готов и умеет слушать, кто здраво воспринимает мои предложения, советы, рекомендации). Я далеко не «самый главный» человек в книгоиздании, я вообще не член редакции, но ко мне прислушиваются, и мои инициативы понимают и принимают. Кажется, это идет серии на пользу. Так, к примеру, я был не очень доволен оформлением наших книг, внешним (обложки) и внутренним. Мы переговорили с редактором, мне удалось наладить контакты с такими художниками, как Александр Соломин и Ависс Вейльски, дизайнер Юлия Межова поняла, чего мы хотим от общего оформления серии (а мы хотели прежде всего, чтобы появился четкий эффект узнаваемости, ряд общих черт, присущих каждой книге серии). Как результат — с 2016 года, на мой взгляд, по части оформления ССК-серия стала гораздо лучше. С самой первой, «Самой страшной книгой 2014» - не сравнить. Эти изменения — результат в том числе того, что я настаивал на них после не самых лучших продаж антологии «Хеллоуин». То есть, как видите, в качестве некоего «литературного продюсера» я и составителем работаю, и с авторами общаюсь, могу им что-то подсказать, и имею право голоса в вопросах, касающихся оформления, и, конечно, занимаюсь рекламой, общей концепцией и так далее.

Так вот. Запускать линейку романов мы собирались уже давно, но столкнулись с проблемой — у нас не было романов, которые бы для старта такой линейки подходили. У меня «в загашнике» есть несколько романов от таких авторов как Андрей Сенников, Борис Левандовский, Дмитрий Костюкевич, но конкретно для старта линейки, для начала такой «серии в серии» они не очень подходят. Нам время от времени присылают романы разные авторы, но мы вынуждены отказывать или откладывать их тексты до поры, потому что они больше подходят для дальнейшего развития и наполнения серии, чем для старта.

Что нужно для такого старта, чего мы ждали? Одного из двух: либо такая книга должна быть пугающим шедевром на уровне лучших зарубежных авторов, либо (как минимум) она должна быть захватывающей, интересной — такой, чтобы сложно было оторваться. В «Фаталисте» мы получили, наконец, то, что искали — захватывающий сюжет, «цепляющий» читателя с первых же страниц. Я сам буквально «проглотил» эту книгу за пару вечеров, и мне она живо напомнила истории Бориса Акунина о приключениях Фандорина и романы Роберта МакКаммона о Мэттью Корбете. В «Фаталисте» имеется детективная линия, как и у Акунина с МакКаммоном, и действие развивается в прошлом. И все это замешано на мистике и ужасах. Стилизация очень неплохая, история интригует, а центральный персонаж вызывает интерес своим достаточно сложным и неоднозначным характером. Главное — читать интересно, я б так даже с удовольствием почитал бы и продолжение. Думаю, книга многим читателям понравится, благодаря чему старт у линейки романов получится уверенный.

Виктор: Не секрет, что вы с Максимом Кабиром планируете соавторский сборник малой прозы «Голоса из подвала». Расскажите о нём чуть подробнее. Какова концепция, в какой стадии работа над сборником? Каково будет соотношение рассказов ваших и Максима? Сколько вообще их планируется?

М.С.: Это, как я вижу, наш ответ «Байкам из склепа»: более-менее легкие развлекательные хоррор-рассказы с элементом нездорового черного юмора, в духе Роберта Блоха и Роальда Даля. Сейчас Максим дописывает собственный роман, к «Голосам...» мы, надеюсь, приступим уже после издания его книги. Хотелось бы выдержать соотношение текстов «пятьдесят на пятьдесят», то есть половина рассказов — Максима, половина — мои. Может быть, Макс согласится, чтобы я дописал его ранний рассказ «В башне», потенциал которого мне кажется хорошим. Детально еще не прорабатывали этот проект, но обоюдное желание им заняться есть у обоих.

Виктор: Недавно была запущена серия сборников «Зеркальный лабиринт», в которых половина рассказов пишутся женщинами, а половина – мужчинами. То есть представлены разные гендерные точки зрения на одни и те же проблемы. В ССК планировался сборник «Мальчики едят девочек, девочки едят мальчиков». Есть ли тут связь? Не перехватили ли у ССК инициативу, так сказать? А может, вы просто подарили идею?

М.С.: Не знаю, может идея мальчиков-девочек и вдохновила ребят на запуск такой линейки сборников. Я не очень знаком с этой серией пока. Но, насколько слышал, там все-таки немного иной концепт, хотя тоже имеет место гендерное разделение. В любом случае, когда и если я доберусь до той своей идеи, то у нас будет не сборник двух авторов, а полноценная и, видимо, довольно большая антология.

Виктор: Вы как-то обмолвились, что хотели бы открыть в ССК линейку покет-буков. Расскажите, какие шансы это осуществить, и какие книги смогут туда попасть? Как эти покеты, на ваш взгляд, обогатят серию ССК?

М.С.: На данный момент вероятность того, что мы попробуем такую линейку запустить — 99,99 процентов. Не скажу «все 100», потому что сто процентов — это когда уже книга будет выпущена, не раньше. Но одобрение есть. Насколько мне известно, сначала будет выпущена «Самая страшная книга: Лучшее» в подарочном оформлении, а уже после этого стартуем покет-буки. Скорее всего, начнем с переиздания «13 ведьм». В обоих случаях, опять же, это чистой воды эксперименты, пробы. В случае успеха — можно будет обе линейки развивать дальше. Для нас это, прежде всего, возможность переиздания каких-то успешных книг, но лично мне бы хотелось в этой «палп» серии издавать еще и такие сборники и романы, которые больше именно к «палп-фикшн» хоррору относятся. Сравнение напрашивается тут с серией Myst от коллег из «Эксмо», но в нашем случае будет, уверен, более тщательный подход как к выбору текстов, так и к редактуре, вычитке их. Лично мне по душе хороший развлекательный хоррор-палп — те же «Крысы» Херберта. Я бы и сам не прочь написать что-нибудь такое.

Но и это не все. Буквально сегодня узнал, что нам одобрили издание антологии страшных рассказов классических авторов. Может, даже двухтомник. Плюс романы появились подходящие, которыми можно смело продолжить линейку, которую начнет «Фаталист». В общем, жизнь в ССК кипит, в будущее смотрим с оптимизмом.

Виктор: Михаил, у вас сегодня День рождения. Тридцать четыре года это, по меркам Данте, почти полжизни. Как оцениваете успехи пройденные и что планируете на «вторую половину»?

М.С.: Гым, все-таки хотелось бы, чтобы это была не половина, а как минимум треть. Хотя я стараюсь быть реалистом, так что пусть "хотя бы половина", хе-хе. Подводить промежуточные итоги не готов, не ощущаю себя "мэтром" или там хоррор-аксакалом каким-то. Надеюсь, что, как у писателя, моя карьера только начинается. Поздновато, конечно, но для человека пишущего это не критично. В деле развития и популяризации хоррора достичь удалось, если смотреть на вещи объективно, довольно многого - прежде всего в том, что связано с Интернетом и печатными книгами, конечно. Но всегда надо стремиться к большему, а вот почивать на лаврах никому не советую. Это на Западе развита целая хоррор-культура, а у нас это еще очень молодой жанр, который вот сейчас, в не самые легкие времена, утверждается и завоевывает, наконец, свою нишу.

Насчет планов - добавлю к сказанному, пожалуй, лишь то, что сейчас все чаще (и все конкретнее, если можно так выразиться) у нас происходят контакты с людьми из сферы кино и телевидения. Думаю, вполне реально развивать все, что связано с жанром, уже не только в литературе или в Сети, но и в других сферах жизни и искусства. Людей, которые разбирались бы в жанре, понимали бы его - их пока везде мало, так что меня радует, что контакты такие происходят, что мы находим друг друга, обсуждаем возможные варианты взаимодействия и так далее.

Виктор: Спасибо, Михаил. Успехов на всех фронтах!

М.С.: Спасибо, и вам.

Оставьте комментарий!

     

  

(обязательно)